fintraining (fintraining) wrote,
fintraining
fintraining

Category:

Индексный фонд на пути от ереси к догме (2)

ne_verte_zifram_96dpi_700px_rgbДжон Богл, «Не верьте цифрам! Размышления о заблуждениях инвесторов, капитализме, "взаимных" фондах, индексном инвестировании, предпринимательстве, идеализме и героях». Отрывок из Главы 18 «Индексный фонд на пути от ереси к догме: что мы должны знать?».

Продолжение. Начало здесь: (1).

Публикуется с разрешения издательства «Альпина Паблишер».

Приобрести книгу Джона Богла «Не верьте цифрам!» можно:
В магазине OZON.ru
На сайте издательства Альпина Паблишер

* * *

Индексация работает!

Грубые факты

Но насколько хорошо она работает?

30 лет назад в своей статье «Вызов суждению» доктор Самуэльсон писал: «Когда уважаемые исследователи пытаются выделить малочисленную группу менеджеров, посвященных в тайну превосходного инвестиционного процесса, они неизменно терпят неудачу... Поскольку даже в своей неточной версии гипотезы «эффективного рынка» или «случайного блуждания» подтверждаются реальными фактами… любое жюри присяжных, рассматривающее доказательства, должно вынести шотландский* вердикт: превосходная доходность не доказана». И продолжил: «Теперь слово за теми, кто сомневается в гипотезе случайного блуждания. Они могут опровергнуть этот неприятный факт единственным способом, которым опровергают любой факт, - путем доказательства обратного».

(* Суд присяжных в Шотландии вместо двух типичных вариантов вердикта «виновен» и «не виновен» имеет возможность принять третий вариант решения not proven - «не доказано». - Прим. пер.)

Итак, спустя три десятилетия давайте исследуем некоторые грубые факты. Вернемся к той эпохе, когда была опубликована статья Самуэльсона, и посмотрим, какие уроки мы можем извлечь, изучив данные о способности управляющих взаимных фондов переигрывать рынок. В 1970 г. существовало 355 взаимных фондов акций, и теперь мы можем оценить их успех на длительном 30-летнем интервале. Прежде всего, мы сталкиваемся с ошеломительным и весьма важным открытием: всего 147 фондов пережили этот период. Остальные 208 фондов исчезли со сцены, что дает нам удивительный процент неудач в 60% (рис. 18.2).

bogle_18_2
Рис 18.2. Ищем иголку в стоге сена: доходности выживших взаимных фондов , 1970-2003 гг.


Теперь давайте посмотрим на результаты выживших фондов, которые, вероятно, были лучшими из лучших в первоначальной группе. Тем не менее целых 104 фонда отстали от среднегодовой доходности в 11,3%, показанной неуправляемым индексом S&P500 . Всего 43 фондам удалось переиграть индекс.

Если мы, что вполне разумно, будем рассматривать доходность в пределах плюс-минус одного процентного пункта от рыночной доходности как статистический шум, то 52 выживших фонда показали доходность, примерно равную рыночной. В этом случае мы получаем, что целых 72 фонда совершенно очевидно проиграли рынку (с разницей более чем в один процентный пункт) и всего 23 фонда стали явными победителями, преодолевшими этот порог.

Если мы расширим «шумовой» коридор до 2%, получаем, что из 50 фондов за пределами этого коридора 43 проиграли рынку и всего семь уверено переиграли его - смехотворные 2% из 355 фондов, существовавших на начало периода, что является одним из тех «грубых фактов», которые подтверждают точку зрения доктора Самуэльсона. Вердикт присяжных здесь очевиден. И он гласит: «Виновны». Управляющие фондов виновны в систематической неспособности создавать адекватную стоимость для вкладчиков фондов.

Но я считаю, что имеющиеся у нас цифры на самом деле грубо переоценивают долгосрочные успехи этих семи победителей. Насколько надежны и объективны данные о превосходной доходности указанных фондов? Полагаю, что не очень. У этих якобы успешных фондов есть много общего. Во-первых, все они были относительно неизвестными на начало периода (и имели такую структуру, при которой они, можно сказать, не принадлежали своим вкладчикам). Их активы были незначительными: минимум $1,9 млн, в среднем $9,8 млн и максимум $59 млн. Во-вторых, самые высокие результаты были показаны ими в первое десятилетие, что привело к быстрому росту активов, как правило, от весьма скромных на начало периода до примерно $5 млрд на пике, прежде чем их доходность начала падать. (Активы одного фонда выросли до $105 млрд!) В-третьих, несмотря на блестящие ранние результаты, большинство из них отставало от рынка на протяжении последнего десятилетия, иногда с существенным разрывом (рис. 18.3). Динамика доходности пяти из семи фондов удивительно сходна: пик относительной доходности в начале 1990-х гг., затем отставание от рыночной доходности примерно на 3% в год в течение следующего десятилетия -примерно +12% у S&P500 и +9% у взаимных фондов.

Bogle_18_3
Рис. 18.3. Изучаем результаты семи победителей

Кажется, что, в отличие от обычной жизни, где часто действует правило «успех влечет за собой успех», в сфере управления фондами «успех влечет за собой неудачу». Любой успешный фонд почти неизбежно попадает в порочный круг, где высокая прошлая доходность ведет к интенсивному притоку активов, а большие активы подрывают те самые факторы, которые способствовали высокой доходности в прошлом. Таким образом, даже если инвестор был достаточно умен или достаточно удачлив для того, чтобы изначально выбрать один из фондов-победителей, то по прошествии начального успешного периода игра все равно оказывается проигрышной. Грубые факты за прошедшие три десятилетия убедительно доказывают, что нет смысла искать иголку успешного фонда в стоге сена. Для инвесторов гораздо проще и выгоднее владеть всем «стогом» фондового рынка через индексный фонд.

Еще больше грубых фактов

В сфере управления инвестициями полагаться на прошлую доходность просто нельзя. Прошлое никогда не было прологом будущего, особенно когда речь идет о результатах деятельности взаимных фондов . Недавнее исследование показало, что скорректированные на риск доходности взаимных фондов акций за период 1983–2003 гг. проявляли характеристики почти идеального случайного блуждания. Сравнение доходностей фондов за первую и вторую половину первого десятилетия, за первую и вторую половину второго десятилетия, а также за полное первое и полное второе десятилетие наглядно это иллюстрирует.

Усреднение данных за эти три периода показывает, что 25% фондов из верхнего квартиля фондов за первый период оказались в верхнем квартиле за второй период - точно так, как диктует чистая случайность (рис. 18.4). Почти такое же количество фондов из верхнего квартиля - 23% - оказались в нижнем квартиле, что также является почти случайным исходом. В нижнем квартиле 28% фондов оставались там на протяжении первого и второго периодов, в то время как немного больше - 29% - прыгнули в верхний квартиль.

Bogle_18_4
Рис. 18.4. Насколько устойчива доходность взаимных фондов? Исследование скорректированных на риск доходностей

В следующем периоде чистая случайность перераспределила бы фонды между квартилями случайным образом - 16 ячеек, по 25% в каждой. Как показывает матрица, действительность была близка к идеалу. Процент фондов с устойчивой доходностью никогда не был ниже 20% и не был выше 29%. Это говорит о том, что выбор фонда из квартиля с высокой доходностью в прошлом - далеко не всегда выигрышная стратегия. Более того, даже когда фондам удается опередить другие фонды, это не означает, что им удается опередить сам фондовый рынок.

Однако и инвесторы, и брокеры, и консультанты твердо убеждены в своей способности выявлять успешных управляющих фондов. Один из популярных способов - при помощи звездного рейтинга агентства Morningstar. Действительно, в прошлом десятилетии 98% (!) всего притока активов во взаимные фонды акций из девятиклеточной матрицы «инвестиционных стилей» Morningstar пришлось на фонды с наивысшим четырех- и пятизвездочным рейтингом. (Рейтинги в значительной степени зависят от абсолютной доходности фондов в прошлом, поэтому вряд ли можно возлагать ответственность за эти гигантские притоки капитала на Morningstar. Есть звезды или нет, высокие доходности всегда привлекают большие деньги.)

Однако, по собственному же признанию специалистов Morningstar, звездные рейтинги неэффективны при прогнозировании доходностей фондов, особенно во время больших колебаний на фондовом рынке. Факты подтверждают их беспокойство. Исследования показывают, что положительные скорректированные на риск доходности («Альфа»), показываемые фондами перед присвоением им четырех- и пятизвездочного рейтинга, обычно превращаются в отрицательные после этого, причем на сходную величину. Данные из Hulbert’ Financial Digest тоже подтверждают это заключение. После присвоения наивысшего рейтинга Morningstar большинство фондов начинает значительно отставать от доходности рынка. Например, в прошлом десятилетии средняя доходность этих «звездных» фондов снизилась до 6,9% в год, что было на целых 4,1% меньше доходности индекса S&P500, составлявшей 11,0%. Более того, это 37%-ное отставание в годовой доходности шло рука об руку с более высоким риском (стандартным отклонением), увеличившимся на 4%. Как видите, даже эксперты терпят неудачу при выявлении победителей среди взаимных фондов.

Анализ примера из практики

Таким образом, поиск «долгосрочного инвестиционного превосходства» — тщетное дело. В своей замечательной новой книге «Капитал» (Capital) с вышеприведенными словами в качестве подзаголовка авторитетный аналитик Чарльз Эллис хорошо объясняет почему. Г-н Эллис описывает компанию, в которой работают высококвалифицированные профессионалы, серьезно относящиеся к своему делу и организовавшие превосходный инвестиционный процесс. Но, рисуя эту совершенную картину, автор, быть может непреднамеренно, показывает нам широкий разрыв между итогами деятельности самих менеджеров и тем, что получают рядовые инвесторы, а также предостерегает против того, чтобы рассматривать прошлое как пролог будущего.

Книга Эллиса посвящена истории Capital Group Companies, компании из Лос-Анджелеса, которая, вероятно, является самым уважаемым инвестиционным менеджером Америки. Вряд ли какая-либо еще фирма заслужила такие громкие похвалы в свой адрес со стороны беспристрастных наблюдателей и конкурентов: «Одна из самых выдающихся компаний из когда-либо существовавших», «Одна из лучших компаний в нашем бизнесе», «Компания, где работают люди, приверженные долгосрочному инвестиционному успеху». Я не могу не согласиться с этими словами. На самом деле я сам пою дифирамбы Capital Group с начала 1960-х гг. (Когда я работал в Wellington Management Company, то даже рассматривал возможность слияния наших двух компаний!)

Но, несмотря на ее целостность, фокус на долгосрочных инвестициях и на тот факт, что чистые доходности, зарабатываемые компанией для вкладчиков фондов, неизменно превосходят доходности ее конкурентов, результаты деятельности Capital относительно самого фондового рынка не были сколь-нибудь экстраординарными. В своей книге Эллис приводит данные, что доходность ее флагманского фонда Investment Company of America (ICA) за период с 1973 по 2003 г. составила +13,2% годовых, что на 1,8% превышало доходность 11,4%, показанную индексом S&P500 . Но, как и почти все сравнительные данные по фондам, эта цифра игнорирует влияние начальной нагрузки в 8,5%, которую платили инвесторы при покупке паев. Для среднего инвестора такая нагрузка снижала дополнительную доходность примерно на 0,8% - до 1,0%, хотя даже этот небольшой отрыв является значительным преимуществом в отрасли, которая, как нам известно, не в состоянии обеспечить своим вкладчикам даже рыночную доходность.

Но, разумеется, как и все сравнения, это сравнение тоже зависит от выбранного периода. Если мы возьмем другие периоды, то получим иные, менее убедительные результаты. Например, за последние 25 лет (1979-2003 гг.) ICA проигрывал рынку на протяжении 16 лет. Хотя в целом за этот период фонд показал доходность выше рыночной на 0,7% (14,5% против 13,8%), с учетом начальной нагрузки он немного отставал от рынка, показав чистую годовую доходность в 13,7%. На самом деле начиная с 1983 г. и на протяжении двух полных десятилетий, независимо от того, с какого года начинать сравнение, результаты ICA близко соответствовали результатам самого рынка, с замечательной корреляцией 95%. (Справедливости ради нужно отметить, что ICA показал меньшую волатильность, значительно отставая от пузыря бычьего рынка, надувшегося в 1998-1999 гг., и затем быстро вернув утраченные позиции на последовавшем за этим медвежьем рынке.)

Учитывая, что остальная отрасль не в состоянии угнаться даже за доходностью рынка, почему бы просто не признать, что активно управляемый фонд ICA является таким же или даже более успешным, чем индексный фонд?

Во-первых, потому, что, несмотря на его долгосрочный фокус, он имеет относительно низкую налоговую эффективность. Например, за последние 25 лет федеральные налоги ежегодно забирали примерно 2,5% заработанной им доходности, снижая ее с 13,7% до 11,2% для налогооблагаемых инвесторов.

Хотя индексный фонд, инвестирующий в S&P500 , тоже не избавлен от налогов, его пассивная стратегия отслеживания рынка очень эффективна с точки зрения налогообложения. За тот же период налоги обходились индексному фонду всего в 0,9%, что уменьшало его доналоговую доходность, составляющую 13,8%, до 12,9%, и обеспечивало чистое преимущество над ICA в 1,7% в год. Таким образом, инвесторы-налогоплательщики не только несут более высокие издержки в виде комиссий за управление, операционных расходов и начальных нагрузок, когда покупают паи активно управляемого фонда, но и платят гораздо более высокие налоги.

Вторая причина, удерживающая меня от того, чтобы назвать ICA безоговорочным победителем, состоит в том, что прошлое редко является прологом будущего. И не только из-за «случайного блуждания», характерного для доходностей, достигаемых активными управляющими на высокоэффективных рынках. Успех, даже мнимый, в управлении инвестициями не остается незамеченным; на самом деле о нем трубят со всех крыш. В результате успех притягивает деньги, создавая вышеописанный мною порочный круг. Как предостерегает нас Уоррен Баффетт, «толстый бумажник - враг превосходной доходности», и факты убедительно подтверждают эту мудрость.

Сегодня активы ICA составляют $66 млрд - громадная сумма по сравнению с $1,3 млрд, находившимися под его управлением 25 лет назад. Такой экспоненциальный рост едва ли облегчает задачу активного управления. Количество доступных инвестиций, достаточно больших для того, чтобы оказать заметное влияние на доходность портфеля, уменьшается, в то время как трудность и стоимость покупки и продажи акций возрастают. Более того, активы ICA - только верхушка айсберга, так как фонд входит в инвестиционный комплекс с суммарными активами $500 млрд и многие из акций, составляющих крупные доли в его портфеле, также держатся другими фондами компании Capital и обслуживаемыми ею пенсионными фондами. Например, в настоящее время Capital держит примерно по 11% акций Target Corp. и GM и от 7% до 10% акций Altria, FNMA, J.P. Morgan Chase, Eli Lilly, Bristol-Myers, Dow Chemical, Tyco, Texas Instruments и Fleet Boston. Не повредит ли значительный рост активов способности Capital и дальше управлять ими с тем же успехом, который компания демонстрировала в прошлом, покажет лишь время.

На какую интеллектуальную основу опирается активное управление?

Позвольте мне вначале коротко описать ту интеллектуальную конструкцию, на которую опирается индексное инвестирование: несмотря на слабость гипотезы эффективного рынка, гипотеза «издержки имеют значение» фактически представляет собой самоочевидную истину, особенно на арене взаимных фондов, где издержки обладают столь разрушительным действием. За доказательствами того, что стабильное превосходное управление активами - большая редкость, далеко ходить не надо. И порочный круг, когда превосходная доходность порождает рост, приводящий к ее ухудшению, разорвать который под силу лишь самым смелым и дисциплинированным менеджерам, стал неизбежной реалией. Тот факт, что сегодня инвестиционные менеджеры остаются на своем посту в среднем менее пяти лет, означает, что долгосрочному инвестору нужно не только выбрать хорошего менеджера, но и сделать ставку на его долговечность. А удивительный процент неудач среди фондов, который при сохранении текущего уровня приведет к закрытию 50% ныне существующих фондов в течение следующих десяти лет, добавляет сладкую глазурь на пирог индексного инвестирования.

Но каково же в таком случае интеллектуальное обоснование для активного управления? Хотя я видел некоторые доказательства того, что менеджеры фондов способны зарабатывать доходности выше рыночной до вычета издержек, я никогда не видел доказательств того, что все менеджеры в совокупности могут переиграть рынок после вычета издержек или что определенный класс менеджеров (например, менеджеров взаимных фондов ) может это сделать. На что же указывают сторонники активного управления в качестве причины для инвесторов доверить им свои деньги? На самих себя! «Мы можем переиграть рынок», «Мы переигрывали рынок в прошлом», «Просто покупайте (гарантированно высокодоходные) фонды, которые мы рекламируем». Как оказывается на поверку, великая идея, лежащая в основе активного управления, состоит в том, что нет никакой великой идеи. Его сторонники предлагают лишь несколько историй прошлых успехов и обещания на будущее.

К сожалению, в управлении инвестициями действует лишь один общий неопровержимый закон. Издержки - единственный статистический фактор, высококоррелированный с будущим инвестиционным успехом. Чем выше издержки, тем ниже доходность. Коэффициенты расходов фондов акций связаны отрицательной корреляцией с доходностями фондов с коэффициентом -0,61. Инвесторы взаимных фондов не получают того, за что заплатили. Они получают только то, за что не платят!

Если мы просто сгруппируем фонды по квартилям, эта корреляция бросается в глаза. За десятилетний период, закончившийся 30 ноября 2003 г., квартиль фондов с самыми низкими коэффициентами расходов обеспечил среднегодовую доходность 10,7%; второй по уровню расходов квартиль принес 9,8%; третий - 9,5%; и, наконец, квартиль фондов с самыми высокими коэффициентами расходов принес всего 7,7% -весомая разница в 3% в год между самым низкозатратным и самым высокозатратным квартилями, равная 30%-му увеличению годовой доходности! Эта закономерность сохраняется независимо от выбранного периода и, по большому счету, независимо от инвестиционного стиля менеджера или рыночной капитализации. Учитывая тот факт, что самые низкие издержки в отрасли имеют индексные фонды, активные управляющие не стремятся акцентировать внимание инвесторов на неоспоримой взаимосвязи между издержками и создаваемой стоимостью.

Продолжение следует...

Приобрести книгу Джона Богла «Не верьте цифрам!» можно:
В магазине OZON.ru
На сайте издательства Альпина Паблишер




Ближайшие встречи, семинары, вебинары:


29 - 31 октября - вебинар Владимира Савенка "Управление личным капиталом"
8 ноября - бесплатный вебинар Николая Додонова "Основы тайм-менеджмента"

ЖЖ-сообщество Личные финансы
TOP-100 блогов финансовой тематики

Tags: Богл, Не верьте цифрам!, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment