fintraining (fintraining) wrote,
fintraining
fintraining

Categories:

Рождение Изобилия - 5

Продолжение. Начало здесь

Средневековое отсутствие научного рационализма


Сегодня «отделение церкви от государства» кажется старомодной и изящной фразой времен Отцов-основателей, современная значимость этого термина ограничена юридическими понятиями. В средневековой Европе, церковь была вездесущей, «закон и порядок» средневековой жизни устанавливался насильственно. Его принципом было то, что духовная и загробная жизни более важны, чем жизнь здесь и сейчас [27]. В настоящее время эту точку зрения не разделяют даже самые верующие христиане.

Зацикленность Джефферсона и Медиссона на связи церкви и государства уходит корнями в средневековую религию. Парадоксально, но идея отделения государства от церкви была заложена в христианстве изначально. «Отдавайте Кесарю кесарево, а божие – Богу» сказал Иисус фарисеям [28]. Тем не менее, на то, чтобы осуществить это разделение, потребовалось большое время. Начиная с «Дара Константина Великого», государство одаривало наместников бога на земле землями и богатством. Чем более коррумпированной и изолированной становилась Церковь, тем больше росло ее благосостояние.

Сегодня слова «ересь», «богохульство» и «аутодафе» (auto-da-fé - торжественный суд церкви над еретиком. Прим. переводчика), в основном, используются в сатирическом контексте, но пять столетий назад они приводили в ужас душу каждого европейца. Согласно Хоббесу, средневековое мирское существование было «одиноким, нищенским, вульгарным, животным, и коротким», не удивительно, что люди верили в то, что вознаграждение придет только после смерти в загробном царстве. Кроме того, если человек навлекал на себя недовольство религиозных авторитетов, то его жизнь могла закончиться сжиганием на костре. Но даже это наказание меркнет в сравнении с вызывающими ужас истязаниями, проводимыми различными инквизициями. Наиболее отвратительным инструментом пыток была «железная дева» - металлическая конструкция, которая медленно вонзала сотни гвоздей в тело жертвы, истекающий кровью мученик мог оставаться долгое время живым [29]. Но даже этот ужасный уход из жизни был предпочтительнее, чем перспектива вечно гореть в аду.

Какие же преступления могли повлечь за собой столь ужасную участь? Практически всё, что могло каким-то образом поставить под сомнение власть Церкви, включая вопросы ее могущества, веры, и, что наиболее важно, благосостояния. Нарушения церковных канонов могли быть в высшей мере косвенными. Например, в шестнадцатом веке польский астроном Николай Коперник методом логических умозаключений пришел к выводу, что Земля была не центром мироздания, а, скорее, сама вращалась вокруг Солнца. Церковь была толерантна к этим еретическим взглядам до тех пор, пока они публиковались в учебных изданиях того времени на латыни. В то время этот древний язык был доступен только духовной элите, королевским особам и наиболее образованным купцам, и подобные дебаты не затрагивали крестьян. Сам Коперник благоразумно не пересекал линии латынь / родной язык, поэтому на него и не обрушился гнев Ватикана. Но даже наиболее просвещенные ученые того времени, включая Эразма Роттердамского и Томаса Мора, критиковали его новую космологию. Интересно, что на севере Альп Коперник подвергался более серьезной критике, многие лидеры-реформаторы, включая Мартина Лютера требовали его головы.

Ватиканская Инквизиция приговорила итальянского философа Джордано Бруно к сжиганию на костре, когда он начал безрассудно распространять написанные на «народном» итальянском языке памфлеты, поддерживающие множество еретических идей, включая систему Коперника. В следующие десятилетия Церковь тщетно пыталась пресечь распространение идей гелиоцентризма, подвергая гонениям наиболее авторитетных защитников этой системы. Так, например, Галилео Галилей подвергался суду инквизиции. Примененные пытки заставили его публично отречься от своих идей.

В позднем средневековом периоде Церковь сосредоточила в своих руках абсолютную идеологическую власть, которой могли позавидовать Сталин, Гитлер или Пол Пот. Как говорится, «любая власть развращает; абсолютная власть развращает абсолютно»; к 1500 году слабость в основе Церкви была очевидна даже для ее самых преданных служителей. Взяточничество, симония (продажа и покупка церковных должностей или духовного сана), и вымогательство становятся лозунгом церковной жизни. Пик разложения пришелся на время Авиньонского пленения пап, когда «продавалось все, что имела Церковь, будь то шляпа кардинала или Папы или пожитки паломника» [30]. Епископы и кардиналы накопили невероятные состояния от продажи церковных десятин и индульгенций (прощение за грехи, купленные у Церкви). Иоанн XXII, который носил папскую диадему с 1316 до 1334 гг., был известен легендарным аппетитом к мехам и золотым одеяниям. Благородные семьи покупали духовные саны своим маленьким детям. Истории известны двадцатилетние архиепископы [31]. Из 624 папских назначений, выданных в период с 1342 по 1343 год, 484 назначения были даны родственникам представителей духовенства. В шестнадцатом столетии английское духовенство было обвинено в четверти всех сексуальных преступлений. Остальное население уличалось в подобных преступлениях в несколько раз реже.


Оппозиция церковной коррупции, пока относительно тихая и рассеянная, медленно росла, в постапокалиптической атмосфере, которая следовала за вспышкой чумы четырнадцатого столетия. Набирало силу популярное движение Бегхардс (Beghards, Beguards или Beguins), исповедующее путь к спасению без духовенства, а также права на церковную собственность и свободную любовь. Нужно ли говорить, что ни Церковь, ни правящий класс не испытывали теплых чувств к членам этого движения, и многие из них были сожжены на костре. Самое популярное стихотворение того периода, «Видение о Петре Пахаре» (Piers the Plowman), декламирует каталог средневекового человеческого падения, причем «почетное» первое место присуждено падшему духовенству.

Более твердый фундамент инакомыслия был основан в Оксфорде четырнадцатого столетия блестящим Джоном Виклифом, его оппозиция церковному господству нашла убежище в продолжительной вражде Англии с Римом. Прямой интеллектуальный предок Мартина Лютера, он «метафорически прибил свой тезис к стене» по словам Барбары Тачмэн, с его «Де Сивили Домино» («О гражданском владении»). Этот трактат предложил конфискацию церковной собственности и отлучению священников от светского правления. В конечном счете, Виклиф, как и Бегхардс, отрицал доктрину необходимости посредников для общения с богом, как и саму потребность в духовенстве. Эта ересь навлекала на Виклифа гонения английского духовенства.

Виклиф также перевел Священные писания на родной язык. К счастью, он жил в до-Гутенбергскую эру (эру книгопечатания; прим. переводчика), таким образом, его преступление не было растиражировано печатной машиной. В 1381 он был изгнан из Колледжа Баллиола (Оксфордский университет состоит из 41 колледжа, старейший из которых – Баллиол; прим. переводчика), где он был преподавателем, и это была относительно мягкая санкция для того времени. При этом Оксфорд навредил себе больше, чем это сделал Виклиф. Университет ждали два столетия стагнации, в то время как сам Виклиф стал очень популярным проповедником и оставался влиятельным, пока не умер естественной смертью через три года [32]. После его изгнания, его последователи, так называемые Лолларды, ушли в подполье. Так началась длинная английская история Пуританства / Инакомыслия.

Дело Виклифа продолжил Уильям Тиндейл, переведя Библию на английский язык. В 1457 году изобретение печатной машины Иоганном Гуттенбергом в немецком городе Майнц очень усилило голос еретиков. Уильям Тиндэйл, филолог-классик, преподавал в Кембридже и Оксфорде, его идеями относительно преимущества королевской власти над властью Церкви восхищался Генри VIII. В 1525-м Тиндейл, как Виклиф (и многие другие ослушавшиеся Церкви монахи-предшественники), перевел Новый Завет на английский язык. В течение временного отрезка в полтора столетия между Виклифом и Тиндейлом была создана печатная машина, которая многое изменила, увеличивая тысячекратно ересь Тиндэйла. Сама мысль, о том, что необразованные крестьяне теперь могли прочитать и обсудить Священное писание, вызывала отвращение у духовенства. От 90% населения ожидалось, что, оно будет неграмотным и абсолютно покорным.

Издатели в родной для Тиндэйла Англии не коснулись бы рукописи, и он сбежал в Германию, где его Библия почти была напечатана в Кельне, но ее обнаружили местные клерикалы. Наконец, тираж был напечатан в городе Вормс - протестантской цитадели, Тиндэйл отослал шесть тысяч копий перевода в Великобританию, где они оказались очень востребованы. Благодаря усилиям набожного в то время Генри VIII, континентальное духовенство заключило Тиндэйла в тюрьму на шестнадцать месяцев. Он был осужден за ересь, затем задушен и сожжен как еретик.

Было изготовлено как минимум несколько сотен экземпляров, сто семьдесят пять Библий Виклифа дошли до наших дней. Для того чтобы быть осужденным за ересь, было достаточно иметь один из таких экземпляров. За выполнение перевода преступник мог быть сожжен, но, поскольку копирование выполнялось вручную, риск аутодафе был относительно невысоким. Использование Тиндэйлом печатной машины повысило ставки с обеих сторон; еретики, которые использовали печатную машину, играли с огнем, и в прямом и в переносном смысле [33].

Когда Мартин Лютер, наконец, использовал пресс Гуттенберга как таран, чтобы свергнуть церковную власть, он заменил ее менее коррумпированной, но такой же одиозной тиранией. Типичной для этого нового протестантского рвения была роль Жана Кальвина в Женеве. Странствующий миссионер и реформатор Гийом Фэрель, пригласил беженца пастора в протестантский город. Часто современные историки говорят о Кальвине как о «диктаторе». Однако он просто служил в качестве главы Консистории – группы старейшин, избирающихся из обычных жителей. Эта группа людей отвечала за охрану нравов республики. Фактически Кальвин даже не был гражданином Женевы, он получил гражданство лишь за пять лет до своей смерти. За шестнадцать лет руководства Кальвина, Консисторией было осуждено и приговорено к смертной казни восемьдесят девять человек, по большей части эти люди обвинялись в колдовстве. По стандартам того времени это было обычное преступление. Соседние католические государства казнили намного больше еретиков, обычно после ужасно жестоких пыток, которые практически не применялись в Женеве. Возможно, самым известным судебным эпизодом того времени был женевский суд над врачом и мыслителем Мигелем Серветусом, обвинявшимся в отрицании святой троицы и непорочного зачатия в 1553 году. Когда его спросили, желает ли он судиться в Женеве или Франции, он упал на колени и попросил о женевском правосудии.

То, что действительно создали Кальвин и его Консистория, было одной из первых версий государства-няньки. Никакой вопрос не был слишком маленьким для этой вездесущей компании, к которой легко применим термин «микроменеджеры». В 1562 г., они заставили Франсуа де Бониварда, пожилого, недавно овдовевшего жителя Женевы, вступить в повторный брак с женщиной, которая была намного младше его. Когда новая жена была уличена в любовной связи с более молодым человеком, что было неизбежным, город казнил ее возлюбленного, а ее саму утопил. В другом случае Консистория обнаружила пять пожилых мужчин, которые не могли соответствующим образом отстаивать положения протестантской веры. Консистория приказала им нанять наставника, который должен был помочь продемонстрировать владение катехизисом во время следующего собрания общины [34].

Государство и церковь должны были быть разделены еще до того, как наступит распределение государственной власти между королем, и парламентом, свобода личности будет юридически гарантированной, а верховенство власти будет принадлежать закону, и правам собственности.

Религиозные войны, разожженные идеологическим пылом – католиков против протестантов – горели в Европе в течение почти двухсот лет. Конфликты истощили и ослабили их участников. Это, в свою очередь, привело к созданию независимых светских правительств, а образование стало более терпимым к инакомыслию.


Продолжение.

http://www.efficientfrontier.com/ef/404/CH1.HTM
http://ggenchi.livejournal.com/4389.html


ЖЖ-сообщество Личные финансы
Узнать, на каком месте этот блог в TOP-100 блогов финансовой тематики
Tags: Бернстайн, Рождение Изобилия, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment